Яшка обретает имя

Простенькая эта история произошла на излете прошлого века в глухом лесном поселке Прионежья. Не того Прионежья, что раскинулось окрест Онежского озера в Карелии, а того, которое связано с быстрой северной рекой Онегой, одной из важных лесосплавных дорог тогда уже стремительно дряхлеющего СССР.


Поселок назывался Шомокша, он и сейчас так называется, да только слышал я от своих бывших учеников, что ветер перемен не пошел поселку на пользу, и нынче умирает он так же стремительно и бесповоротно, как и тысячи, а то и сотни тысяч других поселков, деревень и деревушек почившего в бозе социалистического гиганта.

Однако, речь не о том.

Работали мы с Олей в поселковой школе, жена просто преподавала, я — еще и «командирствовал».

Школа, хотя по статусу и средняя, была маленькая, однокомплектная, в каждой параллели было по одному классу, а первый-третий вообще составляли два класс-комплекта. Что это за кошмар — два класс-комплекта из трех классов, я даже вспоминать не хочу, и вам рассказывать не стану, да оно вам и ни к чему.

Располагалась школа в стареющем одноэтажном деревянном здании, и ничего удивительного, весь поселок был деревянным — от пешеходных «тротуаров» до коньков крыш и утепляющих коробов, которыми закрывали трубы отопления, тянувшиеся к некоторым домам (например к школе, «учительскому дому», конторе лесопункта) от местных котельных, чтобы лютые онежские морозы не порвали всю эту систему в клочья «как Тузик — грелку».

Был при школе и интернат, в котором жили дети из окрестных деревень. Приходили в Шомокшу к началу занятий в понедельник, а в пятницу после уроков отправлялись на выходные по домам. Чтобы вы не сомневались, прилукской ребятне для этого нужно было отмахать восемь километров, если по берегу Онеги, или примерно шесть — если лесом вдоль речки Шомокши. Все же лесом дети не ходили — это для вас волки, медведи, росомахи — экзотика, связанная только с зоопарком, но вовсе не для жителей тех мест.

Турчасовским и вовсе десяток километров предстояло отмахать, и без всякого выбора — вдоль Онеги, но для наших деток это проблемой не было — в интернате поселялись не младше одиннадцати лет, начиная с четвертого класса, потому как начальные-то школы во всех этих поселках были свои. А уже одиннадцатилетнему ребенку — хоть мальчишке, хоть девочке — десять километров это так, тьфу, — плюнуть и растереть.

Да. Так вот именно кто-то из турчасовских ребятишек как-то раз притащил за пазухой крошечного котенка и подарил его любимой учительнице, на роль которой и определил мою жену. Так в нашей семье появился Яшка.

Вообще говоря, вы будете смеяться, но почти год котенок жил без клички. По тривиальной причине: мы понятия не имели, котик он или кошечка, и даже не представляли, как это определить. Ну, вот — можете похохотать от души, но как в этой ситуации было кличку давать…

А Яшкой назвала его соседская девочка. Которой самой-то было чуть больше годика от роду. Когда она впервые увидела нашего котика, показала на него пальчиком и залепетала: «Яка, Яка…» Мы переглянулись, и судьба Яшки была решена: он получил ИМЯ.

Я понимаю, история у меня получилась не бог весть какая. Но дело в том, что Яшка вырос в совершенно удивительного кота. Хоть и был он окраса совсем обыкновенного, полосатый такой коричневый тигренок, и статью не выдался — обычного размера вырос, но такой умницы у нас не было ни до, ни после него. Хотя вообще-то кошки и коты сопровождали меня самого всю жизнь — еще с детских лет. Так что сравнивать было с чем, а сейчас и тем более есть.

Думаю, вам больше понравятся другие о нем рассказы и истории, а этот должен был всего-то познакомить вас с ним, и чуток познакомить с обстановкой нашей (и Яшкиной) тогдашней жизни, потому что дальше эта обстановка будет играть заметную роль в моих рассказах. Познакомились? Ну, и славно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика